В помощь родителям

Мария Ощепкова. Педагог-психолог г. Иркутск

В помощь родителям - Мария Ощепкова. Педагог-психолог   г. Иркутск

Вырваться из плена

Руководство по изгнанию депрессии

«Человек никогда не бывает так счастлив, как ему хочется и так несчастлив, как ему кажется». Ф.Ларошфуко

«Счастливое сегодня – это то самое завтра, о котором мы так волновались вчера».

Вы когда-нибудь были в плену у депрессии? Вы спрашиваете, что это такое? Поздравляю. Значит, вы — редкий счастливчик, избежавший этой незавидной участи. Оказаться заложником депрессии не пожелаешь даже самому заклятому врагу.

Какая же она, эта депрессия? Это невзрачное, со скрипучим, монотонным голосом существо, неустанно повторяющее: «Ты ни на что не пригоден. В твоей жизни уже никогда не будет ничего хорошего, впереди – одна чернота, уныние и тоска. Всем от тебя одни неприятности. Никто тебя не любит».

Если читатель сейчас воскликнет: «Что за ерунда! Это не так, я знаю, для чего живу», — значит, все нормально. В плен к депрессии он, по крайней мере в ближайшее время, точно не попадет.

У кого больше риск стать заложником коварной депрессии? Конечно, у тех, кто недоволен жизнью и постоянно о чем-то тревожится. Однако порой достается и неунывайкам. Словом, от нее никто не застрахован. А если так, надо знать врага в лицо, чтобы вовремя дать ему отпор. Как это сделать? Об этом мы сейчас и поговорим.

Депрессия – это болезнь настроения. Она способна вывести из эмоционального равновесия на продолжительное время и значительно ухудшить качество жизни (трудовую активность, личные отношения, досуг и т. д.). По данным ВОЗ от депрессии страдает около 110 миллионов человек. Эта болячка брала в свой удушающий плен даже выдающихся личностей (среди них — Юлий Цезарь, Карл Маркс, Мария Кюри, Федор Достоевский, Сергей Есенин, Александр Пушкин и т.д.). Что уж говорить про обычных людей? И если даже люди, не имеющие серьезных проблем со здоровьем, позволяют себе так «распускаться», то нам, инвалидам, это и вовсе простительно. Оставим в стороне здоровых – они сами найдут способы вырваться из плена. Давайте поможем себе, поскольку за нас это никто не сделает. Я неоднократно становилась жертвой депрессии. Каждый поединок с госпожой Депрессией давался мне нелегко. Она отбирала у меня все силы и желание жить, но окончательно сломить меня ей не удалось. У вас тоже все получится.

Мне хочется привести отрывок из автобиографической повести «Цена счастья», в котором главная героиня пытается противостоять депрессии.

«Как же так получилось, что жизнерадостная девочка стала ее заложницей? Надя и сама не заметила, как это произошло. Просто в один «прекрасный» день, а точнее утро, она почувствовала, что ей совсем не хочется подниматься с постели. Через силу заставила себя сесть на коляску и даже немного поесть, чтобы не расстраивать близких. Они стараются сделать для девочки все возможное. Надя всем сердцем чувствует бескорыстную любовь мамы и бабушки.

… С каждым днем Наде становится все холоднее и печальнее на этой Земле. Она, как никогда, чувствует свою беспомощность и ненужность многообразному, но такому несправедливому к ней миру. «Почему другим доступно все, любые дороги для них открыты, а я не могу ничего?» – часто спрашивает девочка, ни к кому при этом не обращаясь. Она знает, что никто не сможет ей ответить.

Наде нелегко осознать, что ее ровесники шагнули на новую ступень развития, а она осталась на том же месте. И, что самое страшное, ей тоже хочется этого, а нелепые обстоятельства не позволяют. И никогда не позволят. Нет, Надя не завидует здоровым сверстникам, вообще это чувство чуждо ей. Просто ей больно и обидно. Как любая девушка, она мечтает о личном счастье и, прежде всего, о ребенке. В мыслях Надя часто представляет себя матерью. Тяжелая болезнь не в состоянии заглушить естественные чувства, она может лишить возможности их испытать.

«Порой только книги напоминают мне, что я еще живу, – пишет в своем дневнике Надя. Толстая тетрадь – молчаливая копилка страданий — почти полностью исписана крупным почерком. — Я не знаю, для чего жить. Мне все надоело, и скоро я, наверное, стану ко всему равнодушной. Кроме мамы, бабушки и сестренки я не нужна никому. И никто не виноват в этом, у всех свои дела и заботы».

Для девочки ее дневник — единственное спасение, лекарство от депрессии и прочей душевной хандры. Она подробно описывает все, что творится на душе, пытается разобраться в своем внутреннем мире. В последнее время там горячая пора: революция эмоций и чувств. С какой быстротой сменяют они друг друга. Если бы Надя не могла выразить все на бумаге, ее душа, наверное, разорвалась бы на части от разных чувств: от любви до ненависти; от сладкой эйфории до полного отчаяния; от твердой веры до крушения всех надежд.

А еще Надя, чтобы хоть немного унять свою боль и грусть, слушает любимые песни. Услышать о своих чувствах, переживаниях со стороны и понять, что они важны. Да, именно важны, раз их испытывают и другие. «А значит, — считает Надя, — боль, одиночество, тревога и грусть тоже имеют право на существование».

С родными Надя почти перестала разговаривать. Полностью ушла в свои переживания. На мамины вопросы о том, что с ней происходит, Надя отвечает одно и то же:

— Все нормально. Просто плохое настроение. Пройдет.

Однако Марину не проведешь. Она сразу поняла, что у дочки депрессия, только до последнего надеялась, что все пройдет без лечения. Но время шло, а Наде легче не становилось. Девочка полностью замкнулась в себе, не реагируя на обращения к ней. Порой казалось, что она и вправду никого не слышит. Без видимой причины начинала плакать. Спала беспокойно, а днем сидела ничего не делая, тупо уставившись глазами в одну точку. Даже Юля перестала радовать ее. Тогда всерьез обеспокоенная Марина решила поговорить с дочерью и выяснить причину происходящего.

— Что с тобой, доченька? – присев на корточки возле коляски, спросила она.

— Все в порядке, – немного раздраженно отозвалась Надя.

— Ну я же вижу. Ты не хочешь со мной разговаривать? – нахмурилась Марина. Девочка заметила, как еще одна глубокая морщина, немного извиваясь, пролегла на мамином лбу.

— Я ничего не хочу, – горько вздохнула Надя и вдруг почувствовала, как тугой комок подступил к горлу. Она попыталась его проглотить, но, увы, сильные спазмы сжали горло, а слезы невольно покатились из глаз.

«Какая я размазня стала! – мысленно накинулась на себя Надя. – Чуть что — в слезы. Как дальше-то жить буду? А жить я как раз и не хочу. Зачем мучить себя и близких. Папа из-за меня ушел: ему ни к чему лишние проблемы», — от этой мысли девочка зарыдала в голос.

— Что случилось? Надюша, почему ты плачешь? – заглянула в комнату Дарья Петровна. Она хорошо знает, что внучка просто так волю эмоциям не дает.

Испуганная Марина молча гладила дочь по мокрым волосам.

— Не знаю, – судорожно всхлипнула Надя.

— Ну что тебе хочется? Давай Анжелике Валерьевне позвоним, – ласково предложила Марина.

— Нет, мама, не надо. Не смей этого делать, слышишь?

Категоричный отказ Нади не на шутку взволновал Марину. «Если она даже Анжелике Валерьевне не хочет звонить, значит, дело плохо», — подумала она. И Марина решается на крайние меры.

— Наденька, ну давай папе позвоним, пусть приедет, — тщательно скрывая неприязнь к мужу, предложила она. Сейчас она была согласна на все, лишь бы Наде стало легче.

— Еще чего не хватало! – резко вскрикнула девочка. Слезы мгновенно высохли, будто их и не было.

Сейчас девочка сама себе противоречит. Ей давно хочется увидеть отца, но почему-то сама всеми силами препятствует этому. «Это как будто не мои слова, – с удивлением и досадой подумала Надя. Она даже предположить тогда не могла, что за нее все решает коварная депрессия. — Как это вынести? Я больше не могу жить», — лицо Нади исказила гримаса отчаяния и боли.

Уронив голову на стол, она заплакала снова, горько и безутешно. Казалось, поток накопившихся слез никогда не иссякнет. Надя не чувствовала обычного облегчения, которое приходит со слезами. Наоборот, ее словно выворачивало наизнанку.

— Ну перестань, Надя, – Дарья Петровна убрала со лба внучки выбившуюся из косы прядь волос, – сейчас Юля придет, зачем же ее огорчать.

Девочка закусила губу. Ей казалось, что сестренка совсем не переживает и не скучает по отцу. «Хорошо малышам, они быстро забывают горести и переключаются на другое. А я так уже не могу. Почему он ушел? Наверное, из-за меня», – эта мысль никак не давала Наде покоя.

Через неделю депрессия немного отступила, ослабила свою хватку. Надя почувствовала, что даже дышать стало легче. Она открыла учебник, но сосредоточиться на чтении помешал какой-то противный голос, исходящий непонятно откуда. Оглянувшись по сторонам, Надя, естественно, никого не увидела, однако дребезжащий голос слышался отчетливо. «Зачем тебе жить? – настойчиво твердил он. – Только себя и других мучаешь. Ты же сама зашла в тупик, потерялась в этом мире. Надеяться, что все наладится, очень глупо. Дальше будет еще хуже. Ну подумай, какой от тебя может быть толк».

Надя напряглась. Она полностью согласна с невидимкой. Но что же делать? Девочке часто приходит в голову единственный выход: уйти из жизни, которая уже изрядно ей надоела. Навязчивая идея легким способом прервать душевные и физические страдания в последнее время не дает Наде покоя. Однако как ее осуществить, девочка не представляет.

«Разве расскажешь об этом даже самым близким? – думает она. — Мои мрачные мысли покажутся им ужасными. Нет, – резко тряхнула головой Надя, – я не могу причинять им боль. Но как же тяжело оставаться один на один со своими тягостными раздумьями. Мама, кажется, хотела пригласить в гости Анжелику Валерьевну? Но только не сейчас! Еще не хватало, чтобы она узнала, о чем я думаю. Она не захочет после этого со мной общаться». У Нади даже мурашки побежали по телу от этой мысли. Так она боится потерять Анжелику Валерьевну. Всего год назад Надя, не раздумывая, поделилась бы со старшим другом своими переживаниями, но теперь это невозможно.

«Зачем тебе учиться, к чему-то стремиться, – монотонно продолжал твердить вечерами голос, когда девочка уже лежала в постели. – Такие, как ты, нигде не нужны. Неужели ты думаешь, что у тебя появятся друзья? Не дождешься. Какой интерес с тобой водиться».

На подушку капля за каплей стекали горькие слезы. Надя даже не замечала, как они щекочут щеки, нос, губы. Ей было абсолютно все равно. Девочке сейчас хотелось лишь одного: незаметно исчезнуть, навсегда раствориться в этой темноте. Ее больное воображение уже рисовало собственные похороны. «Кроме моих родных никто не пожалеет меня, – с обреченной тоской думала Надя. — Более того, никто даже не вспомнит, что когда-то жила на свете девочка, отрезанная от внешнего мира каменными стенами квартиры».

… Мучительно тянулись однообразные серые дни. Казалось, в Надиной жизни уже никогда не покажется солнышко. Но любые тучи со временем рассасываются, и на небе появляется просвет. Вчера, после длительного пребывания в липкой паутине уныния, девочка впервые улыбнулась. Любовь и забота близких одержали верх.

На днях Надя согласилась встретиться с Анжеликой Валерьевной. Когда она рассказала ей о депрессии, женщина очень рассердилась. «Почему ты сразу мне не сказала? – возмутилась она. — Разве можно дотягивать до такого состояния?» Надя пообещала, что постарается больше не допускать такого. Ей было приятно чувствовать, что, кроме родных, еще кто-то беспокоится о ней.

«И все-таки, что мешает мне нормально жить? – этот вопрос не давал Наде покоя. Она понимала, что толчком к депрессии послужил неожиданный уход отца. Это действительно серьезная причина впасть в отчаяние. — Но разве только у меня нет отца? Нужно быть благодарной судьбе, – улыбнулась Надя, – за то, что он все-таки был в моей жизни и оставил о себе хорошую память, — девочка, вспомнив о сестре, совсем развеселилась. — Нужно с ней позаниматься, а то, наверное, читать отвыкла, пока я хандрила. Это ж надо, целый месяц прошел впустую! – ужаснулась она. — Ну ничего, все хорошо, что благополучно заканчивается. Главное, больше не поддаться на уговоры ужастика (так Надя окрестила депрессию). Пускай пристает к кому хочет, а мне не нужны такие советчики».

Только сейчас девочка поняла, кто давал ей такие указания. «Прямо как «Вредные советы» Григория Остера, – рассмеялась Надя. — Завтра же начну думать, как защитить себя, если депрессия снова атакует меня. А сейчас – пора спать».

В эту ночь девочка спала спокойно и беспробудно».

Возможно, кто-то из вас узнал в Надином состоянии свое. Однако не спешите ставить себе диагноз. Возможно, вы просто чем-то расстроены. Это временно. Врачи утверждают, что если чувство безысходности, грусть и тоска, отчаяние, подавленность и чувство вины затянулись и продолжаются более двух недель, то, скорее всего, это, действительно, депрессия. В депрессии мы носим траур по счастливой жизни.

Тест американского психиатра У. Зунга позволит понять, страдаете ли вы депрессией. Проанализируйте 20 фраз, касающихся вашего самочувствия за последние две недели. Рядом с каждой из них поставьте одну из четырех букв, которыми обозначаются следующие ответы: А – нет или почти нет; Б – порой; В – довольно часто; Г – большую часть времени или всегда.

1. Я подавлен(а), мне тоскливо.

2. Лучше всего я чувствую себя утром.

3. Хочется плакать.

4. Всю ночь не могу уснуть.

5. Ем как обычно.

6. Мне доставляет удовольствие находиться в обществе.

7. Я заметил(а), что теряю вес.

8. Беспокоят запоры.

9. Бывают приступы сердцебиения.

10. Накатывает беспричинная усталость.

11. Мой ум ясен, как обычно.

12. Мне легко выполнять привычные обязанности.

13. Я часто беспокоюсь и не нахожу себе места.

14. Я смотрю в будущее с надеждой.

15. Я раздражен(а) более обычного.

16. Я с легкостью принимаю решения.

17. Я ощущаю себя нужным и полезным человеком.

18. Моя жизнь достаточно полна.

19. Мне кажется, что другим будет лучше, если я умру.

20. Меня радует все то, что радовало всегда.

Как считать баллы.

Под номерами 1,3,4,7,8,9,13,15,19 отмечены тревожные симптомы. В этом случае оценивайте свои ответы так: А – 1 балл, Б — 2 балла, В — 3 балла, Г – 4 балла.

В остальных ответах считайте А за 4 балла, Б-3 балла, В – 2 балла, Г – 1 балл. Теперь подсчитайте общую сумму.

Результаты.

Менее 50 баллов — депрессия вам не угрожает.

50-60 баллов – зона риска.

Более 60 баллов – риск высок, следует обратиться к врачу.

Откуда берется депрессия? Ее всегда порождает тревога. Когда мы сильно волнуемся, переживаем из-за чего-то, включается защитный механизм. В противном случае мы бы «сгорели» от нервного перенапряжении. Именно депрессия затормаживает наши реакции. Это неплохо. Однако, после того как она выполнила свою благородную функцию, депрессия «награждает» нас подавленностью, неспособностью испытывать удовольствие, ощущением безысходности.

Мысли, посещающие во время депрессии, — не ваши. Вы не должны воспринимать их всерьез. Все слова этого чудовища – сущая ерунда и вздор. Хотите убедиться в этом? Пожалуйста. Для примера рассмотрим любимое изречение депрессии: «У тебя нет будущего». Откуда ей знать, какое будущее вас ждет? Она про свое ничего не знает, а уж про ваше и тем более. Все зависит от вас: дадите ли вы депрессии счастливое будущее, загубив при этом свое, или наоборот, покажете ей, кто из вас сильнее.

Необходимо учиться не обращать внимания на то, что пытается внушить вам эта докучливая дама. Вместо того чтобы думать, что ваша жизнь бессмысленна, скажите себе, что слова госпожи Депрессии – выдумка, и к вам этот бред никак не относится. Возможно, противостоять ей удастся не сразу – очень уж она приставучая. Запугивание людей и отнимание сил и энергии – ее хлеб. Неужели вы будете кормить своего мучителя? Если нет, то без устали повторяйте себе, что вы – замечательный и успешный человек и все у вас будет хорошо. Все неудачи и проблемы – временное явление, вы обязательно со всем справитесь. Главное сейчас – избавиться от паразита, высасывающего из вас всю энергию и силу. Займитесь каким-нибудь приятным делом, даже если ничего не хочется. Любое дело в вашем депрессивном состоянии – подвиг. Депрессия убеждает вас, что все бессмысленно, а вы, наперекор ей, пытаетесь что-то делать. Поверьте, депрессии это очень не понравится, и она обязательно отвяжется от веселой и вечно чем-то занятой жертвы.

Давайте разберем депрессивные мысли и попробуем для каждой из них найти противоядие. Самая главная помеха нормальной жизни инвалидов с ДЦП — это ограничения в передвижении. Это так, но даже тяжелая форма не может помешать быть счастливыми, если мы очень этого хотим. Мы, инвалиды, несмотря ни на что, ухитряемся видеть этот мир полноцветным. А то, что мы подчас становимся жертвами депрессии, — это не беда. С кем такое не случается? Здоровые люди часто недооценивают свое счастье, но это уже их проблемы.

Вам кажется, что вы одиноки? Одиночество – мучительное чувство, спору нет. Однако, если задуматься, так ли вы уж одиноки? Нет. У каждого из вас есть лучший собеседник – это вы сами. Неужели вам скучно с собой? Такого не может быть. Значит, вы еще недостаточно хорошо знаете себя. Если вам будет интересно с собой, то и другим будет интересно с вами. А может, через какое-то время вы так подружитесь с собой, что даже не захочется общаться с другими.

Вы считаете, что в вашей жизни нет ничего хорошего? Значит, за вас опять говорит депрессия. Вы не можете так думать, поскольку хорошее есть в жизни каждого. Подумайте сами: разве видеть солнечный свет – плохо? Незрячие люди лишены этой возможности. Значит, вы не самые несчастные. Не знаю, как вам, а мне очень помогает прием «бывает гораздо хуже». Казалось бы, куда уж хуже: на коляске, руки не слушаются. Однако могло быть еще хуже. В том случае, если бы у меня не было любящей мамы, а также возможности выражать свои мысли. Вот тогда мне можно было претендовать на звание «самый несчастный человек». Все познается в сравнении…

Не будем кривить душой: поводов для радости можно найти не меньше, чем поводов для грусти. Подумайте, что вас могло бы порадовать. Постарайтесь воплотить мечту в жизнь. Станьте для себя «золотой рыбкой»: как можно чаще выполняйте свои желания, подключая, если нужно, близких.

Порадуйте себя, и вы на какое-то время забудете о неприятностях. Не волнуйтесь, они далеко не уйдут, хотя наверняка сильно уменьшатся в размерах от вашего хорошего настроения. Постарайтесь делать все, чтобы чаще улыбаться. Оптимист менее уязвим и лучше защищен от тягот жизни.

Если все вышеперечисленные советы не помогли, скорее всего, депрессия вам всерьез «прищемила хвост». Однако не отчаивайтесь. Вам на помощь придут лекарства. Существует множество препаратов, помогающих снять симптомы депрессии. Это так называемые психотропные средства («psyche» в переводе с греческого означает «душа», а «tropos» — «поворот», «направление»). Лекарства от депрессии помогают душе повернуться в нужном направлении. И не нужно думать, что люди, принимающие антидепрессанты – слабые и безвольные. Как раз наоборот. Они нашли в себе силы признать наличие проблемы и обратились к врачу. А те, кто не идет на прием к психиатру, считая это постыдным, сам роет себе яму. Затянувшаяся депрессия, как любая болезнь, сама собой не пройдет. Почему же, когда заболит зуб, мы идем на прием, а когда болит душа, терпеливо переносим страдания? Неужели психиатр страшнее стоматолога? Так давайте отбросим предрассудки и поспешим к доктору. Только врач имеет право назначать антидепрессанты, и никакой самодеятельности быть не должно. Кстати, при некоторых формах ДЦП антидепрессанты следует принимать с осторожностью. Так, если у вас выражена спастика, вам нельзя принимать стимулирующие препараты, которые борются с апатией и пассивностью. Повышая жизненный тонус, они одновременно усиливают спастику.

Необходимо помнить, что универсальных таблеток, в одночасье делающих людей счастливыми, не существует. Может, это и к лучшему. Иначе мы бы не знали цены счастью. Как точно заметила главная героиня повести А.Лиханова «Солнечное затмение»: «Беды – это всего лишь солнечные затмения». А после них всегда появляется солнце. Чтобы понять, как все-таки хороша жизнь, надо хоть раз увидеть, а главное, пережить солнечное затмение.

Боритесь за себя во что бы то ни стало! И помните: депрессия не бесконечна. Она может долго мучить вас, но она обязательно пройдет. Только она все делает, чтобы никто об этом не догадался. Разозлитесь на нее не на шутку. Психологи считают появление агрессивности первым признаком выхода из депрессии. Однако агрессия в нашем обществе не приветствуется, и мы пытаемся ее сдерживать. Мы направляем ее на себя. В итоге получается цепочка: нам плохо – мы злимся – на кого эту злобу потратить, не знаем – направляем ее на себя – нам становится еще хуже – мы еще больше злимся… Депрессия предлагает нам уйти, спрятаться от невзгод, в то время как агрессия – это способ активного изживания неприятностей.

Наконец-то враг повержен, и вы снова с оптимизмом смотрите в будущее. С победой вас! А что нужно делать для того, чтобы больше никогда не становиться заложником депрессии, а также о том, как помочь близким справиться с этой напастью – поговорим на страницах следующих журналов. До встречи!

                                                                                                 Мария Ощепкова

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники